«Это будет старомодный спектакль. И в этом его сила»

Для режиссера это далеко не первая по счету постановка «Бедной Лизы». Самая первая случилась ровно 45 лет назад в Большом драматическом театре, которым тогда руководил знаменитый Георгий Товстоногов.

– Марк Григорьевич, насколько изменилась с годами ваша концепция «Бедной Лизы»?
– Той же самой она не может быть по определению. Другая сцена, другие актеры, другая школа, другой способ существования, другое муu00adзыкальное сопровождение. Но идея та же. И бедная Лиза утонет в пруду, ничего с этим не поделаешь. Текст Карамзина я не меняю. Купюры настолько незначительные, что даже филолог не заметит расхождений с оригиналом.

– А время, однако, поменялось, возможно, сегодня и зритель другой. Вы это учитываете?
– Конечно, другой. Вот потому мы долго обсуждаем с артистами, с каким внутренним наполнением работать над образом, я рассказываю им истории из современной жизни, откуда они могут черпать какие-то детали, выстраивать ассоциации. У нас такой русский мюзикл. Я бы определил его как драматический спектакль с музыкальными зонгами. Текст к ним написал Юрий Ряшенцев. Музыка – моя. В спектакле «Бедная Лиза» в нашем Театре «У Никитских ворот» не звучит арфа, а здесь мне хочется, чтобы арфа появилась. А вообще интересно, что и у нас, в Москве, и в Англии зритель одинаково смеется в одних и тех же местах, мне кажется, это универсальная и интернациональная история – «Бедная Лиза».

– Откуда у вас все же такая приверженность к этому произведению?
– Я считаю это произведение Карамзина предтечей всей нашей русской литературы, перехода на современный язык, на котором мы сегодня говорим. Зачем Карамзин написал «Бедную Лизу»? Историю надо сделать доступной для народа, чтобы она не только в летописях по монастырям лежала. Языком надо тоже удобоваримым говорить. Что делает Карамзин? Он едет в Европу. Об этих впечатлениях можно прочесть в его «Письмах русского путешественника» и отметить простой, нежный язык, в котором много улыбчивого, мудрого, – Карамзин приезжает в Париж, в Лондон, смотрит там впервые Шекспира на сцене. В Париже – Мольера. И прекрасно понимает, что если не наступит в России век Просвещения, то прямой ей путь в дикую азиатчину, в татаро-монгольское состояние. И он пишет «Историю государства Российского». И пишет повесть «Бедная Лиза» в подражание Руссо, его сентиментальной «Бедной Элоизе». Более того, Карамзин становится учителем царских детей. Он понимает, что если у правителя государства и его детей будет сознание Салтычихи, то никакого прогресса не предвидится. В век Просвещения, в век сентиментализма звучал главный призыв – уважение к человеческой личности: Карамзин пишет на сентиментальном красивом языке историю разрыва. Любовь, измена, обман. И читатель начинал сопереживать бедной девушке-крестьянке, в которой надо увидеть личность, а в главном герое Эрасте – ветреного и слабого человека, нарушителя нравственных норм. «Бедная Лиза» имела дальнейшее продолжение в «Барышне-крестьянке», «Станционном смотрителе», «Пиковой даме» Пушкина, в «Преступлении и наказании» Достоевского и даже в произведениях Чехова и Льва Толстого.

– Сцена в ТЮЗе – сложное пространство?
– На маленькой сцене уже неинтересно ставить такой спектакль. Напротив, пространство большой сцены очень манящее, его можно необычно обыграть, где четыре актера отнюдь не потеряются.

– Кого вы заняли в спектакле?
– В пару будут играть Лизу две молодые актрисы – Анна Мигицко и Мария Хрущева. Одна порывистая, харизматичная, другая трепетная, нежная. Я вытаскиваю из них индивидуальное. Мне обе очень нравятся. Хорош Алексей Титков, который говорит от автора: гротескный, безукоризненно владеющий классической театральной школой. Замечательны обе мамы – Лилиан Наврозашвили и Мария Соснякова. Первая ведет роль на высокой трагической ноте, вторая – уморительно ироничная. Эраста сыграет Никита Марковский, в пару ему будет еще один артист – Костя Федин. Надеюсь на успех. И я уже просто обожаю этих артистов, я в них влюбляюсь, хочу максимум из них вытащить.

– И все же чем вы собираетесь «взять публику»?
– В какой-то степени это будет старомодный спектакль, но как раз в этом его сила! То, что у нас в спектакле будет торжествовать человечность и будет раскрыта психология поступков героев, – я гарантирую. Этот завет Товстоногова сегодня актуален как никогда, и я ему неукоснительно следую.

Елена ДОБРЯКОВА




Специальная линия «Нет коррупции!»
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.
Яндекс.Метрика