Алексей Франдетти: «Нам важно, что текст “Обыкновенного чуда” написан в Ленинграде в 44-м»

30 октября в петербургском ТЮЗе им. А.А. Брянцева выйдет премьера мюзикла «Обыкновенное чудо», который репетирует Алексей Франдетти – один из самых востребованных и успешных режиссеров России.

За десятилетие в профессии Франдетти поставил более 20 мюзиклов в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, Владикавказа, Красноярска, Екатеринбурга и Новосибирска. Был пять раз номинирован на «Золотую Маску» и трижды ее получил. Он не стыдится заниматься массовыми проектами: ставит концертные программы, ледовые шоу, арт-шествия. Является автором идей и ведущим программ «Большой мюзикл» на телеканале «Россия-Культура» и «Нелегкий легкий жанр» на телеканале «Продвижение». А также – преподает в ГИТИСе, снимает кино, а в минувшем августе стал главным режиссером Ленкома Марка Захарова.

А за полгода до этого Франдетти сговорился с директором петербургского ТЮЗа им. А.А.Брянцева о работе над спектаклем «Обыкновенное чудо». В настоящий момент репетиционный процесс вышел на финишную прямую, до премьеры осталась неделя. В спектакле заняты приглашенные Нонна Гришаева, Иван Ожогин, Юлия Дякина и ведущие артисты ТЮЗа: Алексей Титков, Анна Слынько, Владимир Чернышов, Радик Галиуллин, Анна Мигицко и другие. Алексей Франдетти рассказал журналу ТЕАТР. о том, чем его спектакль будет отличаться от знаменитого фильм Марка Захарова, как можно выпустить качественный мюзикл за шесть недель, с кем из западных композиторов можно сравнить Геннадия Гладкова и о том, когда в работе над мюзиклом возможен эксперимент, а когда недопустим.

– Алексей, как возникла идея сотрудничества с петербургским ТЮЗом?

– Мы с ТЮЗом сошлись совершенно случайно: я должен был ставить совсем другой спектакль в другом театре, да и в ТЮЗе должна была быть премьера совсем другого режиссера. Об этом мы разговорились со Светланой Лаврецовой, директором театра, когда она пришла на спектакль «Дорогой Мистер Смит». Мы познакомились, а дальше случилось буквально по рецепту одного из героев «Обыкновенного чуда»: «Вы привлекательны, я – чертовски привлекателен, чего зря время терять?». Иными словами, мы решили паузы, образовавшиеся в нашем расписании, занять сотворчеством. Учитывая наши плотные графики, это, действительно, чудо: вдруг в полете поменялись планы и появился этот спектакль.

На фото – момент репетиции спектакля «Обыкновенное чудо» © пресс-служба ТЮЗа им. А.А. Брянцева

– Какая целевая аудитория предполагается у мюзикла «Обыкновенное чудо»?

– Мы ориентировались на широкого зрителя, в том числе и на тех людей, кто впервые услышат эти тексты и песни. Но таких мало: блистательный фильм Марка Анатольевича Захарова так часто показывают по телевидению, что каждое поколение в новогодние праздники знакомится с этой историей, никуда от этого не деться. Музыка Геннадия Гладкова у всех на слуху: композиции до сих пор исполняются на концертах или телешоу.
Но на сюжет пьесы мы смотрим под несколько другим углом. То есть мне предстоит усидеть на двух стульях: с одной стороны, качественно сделать свою работу по отношению к зрителю, с другой — быть честным с самим собой с точки зрения профессии. Надеюсь, что у меня это получится.

– А что это за «другой угол»?

– Если мы внимательно почитаем пьесу и историю ее создания, то увидим, что Евгений Шварц начинает писать «Обыкновенное чудо» в 1944 году, находясь в Ленинграде. Что это за время, что происходит с автором, почему он хочет написать именно такое произведение? Это попытка справиться с собственной болью, переживаниями, состоянием? Мне кажется, что это важно. Дальше – в пьесе присутствует большой монолог Хозяина, в котором он признается, что ему придется пережить свою жену. Это размышление стало для меня основополагающим. Взаимоотношения Волшебника с Хозяйкой – это проекция взаимоотношений Шварца со своей женой. Важность сохранения брака и умение беречь любовь – в центре нашего разговора.

На фото – Алексей Франдетии и Анна Слынько на репетиции спектакля «Обыкновенное чудо» © пресс-служба ТЮЗа им. А.А. Брянцева

– В чем заключалась ваша работа с музыкальной партитурой Геннадия Гладкова?

– В партитуре порядка пятидесяти произведений: если все они будут звучат нон-стопом, то спектакль будет идти часов пять. Поэтому мы взяли из этой музыкальной россыпи то, что нам было нужно, перекомпилировали, что-то подвинули в соответствии с нашей концепцией и создали свою музыкальную версию «Обыкновенного чуда».

– Как вы охарактеризуете музыку Гладкова?

– Она разноплановая и зрительская. Геннадий Гладков, если искать аналогию с западными композиторами, – в каком-то смысле Алан Менкен. Он талантливый человек, который четко понимает, что попадет в зрителя и в какой момент это случится. А это важно, когда занимаешься зрительским театром.

– А как бы вы определили значение этого термина, который многие употребляют с пренебрежительной интонацией?

— Это такой театр, который, оставаясь режиссерским, становится менее экспериментальным, потому что экспериментировать можно не с такими бюджетами, не с таким количеством зрителей и не с таким масштабом. Билеты на «Обыкновенное чудо» в два-три раза выше, чем на остальные спектакли ТЮЗа, потому что предполагаются большие затраты: приглашен оркестр, солисты, специалисты, отвечающие за технологии. При таком раскладе, когда зритель столько платит, мы должны ограничить риски.

Я люблю эксперименты, мюзиклы малого формата, лаборатории, и иногда они тоже выходят на уровень зрительского театра. Например, в Театре на Таганке я работал над спектаклем «Суини Тодд, маньяк-цирюльник с Флит-стрит»: начиная от музыки, темы, пьесы – это всё был один большой эксперимент, который, я был уверен, никогда не выйдет к зрителю. На сегодняшний день спектакль идёт с аншлагами при дорогущих билетах. За счет этого мы можем позволить себе какой-то эксперимент, и это очень важная штука. Когда человек в водолазке и джинсах в какой-то момент сказал: «Я сделаю телефонный аппарат без кнопок», – никто, наверное, ему не поверил, а на сегодняшний день все хотят иметь этот экспериментальный некогда продукт.

– Расскажите о творческой команде, работающей над спектаклем.

– У меня прекрасная команда. Художник-постановщик – Вячеслав Окунев, с которым мы много работали вместе и в больших, масштабных театрах, таких, как Мариинский и Театр Оперетты, и на камерных сценах – например, в Приюте комедианта. Художник по свету – мой постоянный соавтор Иван Виноградов, с которым мы знаем друг друга с первого курса института, и большее количество спектаклей выпустили вместе, он является главным художником по свету в МХТ. Светлана Хоружина – прекрасная танцовщица и тонко чувствующий мастер умной хореографии с пониманием того, что не может быть движения ради движения. Посредством хореографии она рассказывает историю. Света работала на Бродвее, играла в мюзикле «Чикаго», с ней мы делали мюзикл «Кабаре», проект «Большой мюзикл» на телеканале «Культура». Виктория Севрюкова – блистательный художник по костюмам, с которой мы делали мой самый первый спектакль, еще как с артистом, в Московском драматическом театре Пушкина, а также – мой первый спектакль как режиссера. Работая с ней, я понимаю, что стопроцентно будет красиво, интересно и талантливо. С нами в команде также вокальный супервайзер Елена Буланова, с которой мы тоже работаем не первый раз, ранее делали мюзикл «Дорогой мистер Смит», а впереди у нас работа над спектаклем «Франкенштейн» в Театре Музкомедии, и Александра Чопик, которая как дирижер родилась именно в ТЮЗе, и это правильно, что она возглавила наш оркестр.

– В спектакле, кроме актеров ТЮЗа, заняты приглашенные артисты – Нонна Гришаева, которая сыграет роль Эмилии, Иван Ожогин, который работает над ролью Волшебника, и Юлия Дякина, назначенная на роль Принцессы. В чем их уникальность, на ваш взгляд?

– В том, что они влюблены в музыкальный театр и эту любовь транслируют зрителю, а «Обыкновенное чудо» – это и есть любовь, про это наш спектакль.

На фото – Иван Ожогин на репетиции спектакля «Обыкновенное чудо» © пресс-служба ТЮЗа им. А.А. Брянцева

– Почему для вас важно работать со «своими» людьми?

– В какой-то момент я понял, что мне удобно, приятно работать с теми людьми, которых я знаю. Конечно, на каждом спектакле я все равно даю кому-то шанс, но если артист на второй-третьей репетиции этот шанс не оправдывает, он сидит на скамейке. Мне становится неинтересно, я не хочу из него ничего вытаскивать, этим должен заниматься мастер или педагог: здесь, на площадке, артист должен выдавать результат. Я не являюсь режиссером, который готов выпестовать роль с артистом, у меня нет такой возможности, времени и желания. Мне важно, чтобы артист максимально попал в образ. Роль на сопротивление – это не ко мне. В «Обыкновенном чуде» мы тоже даем шанс молодым: исполнители ведущих ролей, Медведя и Принцессы – Федор Соколов и Анастасия Малахова только закончили театральный институт, курс Ивана Благодера.

– Летом проходил большой кастинг на участие в мюзикле. Артисты ТЮЗа, принятые в работу, как-то неожиданно раскрылись за это время?

– Отвечу словами Волшебника из «Обыкновенного чуда»: «И я взял и собрал людей и перетасовал их, и все они стали жить так… Одни, правда, работали лучше, другие хуже, но я уже успел привыкнуть к ним. Не зачеркивать же! Не слова – люди». Кто-то берет быстрее, кто-то медленнее, но у всех горят глаза. Музыкальный театр сложен для актерского организма, потому что тебе нужно успеть прочувствовать все, что ты должен прочувствовать, и донести ту информацию, которую ты должен донести в четко обусловленное музыкой время. Чего лишается артист и режиссер в музыкальном театре? Ощущения времени. Темпоритм четко указан композитором. У тебя есть четыре такта на принятие решений, у тебя их не будет пять или восемь, нужно точно в это время принять решение, среагировать, и хорошо бы еще на определенном такте заплакать или засмеяться. Для перестройки актерского организма это непросто, но ребята ринулись в эту работу с огромным интересом. При том, что я ложусь спать в 3-4 часа ночи, я приезжаю на утреннюю репетицию с удовольствием. Замысел становится все более и более материальным, хочется каждую ночь быстро заснуть, а потом быстро проснуться – и в театр.

– Готовы ли были артисты ТЮЗа к вашему методу выпуска спектакля за шесть недель?

– Ставить быстро и при этом не терять в качестве — это вопрос твоей домашней работы как режиссера. На Западе только так и ставят: когда я учился в Лондоне, нам рассказывали, что из этих шести недель работы над спектаклем режиссер может провести пять недель с артистами за столом, а дальше артисты оказывались настолько напитаны, что за три дня успевали перенести спектакль на сцену.

Наверное, артистам ТЮЗа непросто. Хотя я смотрю на тот режим и репертуар, в котором они существуют, – ребята довольно закаленные. Сегодня мы разводим сцену и музыкальный номер, завтра делаем вторую, а на третий день – хотим все соединить, и важно, чтобы материал, который мы делали позавчера, не вылетал из головы. Это нелегко, именно поэтому мы снимаем на видео каждую нашу репетицию и выкладываем в группу. А дальше идет работа артиста над собой и над ролью, а не только «моя жизнь в искусстве».

На фото – Алексей Франдетии на репетиции спектакля «Обыкновенное чудо» © пресс-служба ТЮЗа им. А.А. Брянцева

– Не было ли у артистов страха сравнения с великими актерами фильма «Обыкновенное чудо» – Евгением Леоновым, Олегом Янковским, Александром Абдуловым, Андреем Мироновым, Ириной Купченко, Екатериной Васильевой, Евгенией Симоновой и другими?

– С самой первой встречи я рассказал, как выглядит наш спектакль, что мы будем делать и каким образом, поэтому всем сразу стало понятно, что у нас будет совсем другая история. Я думаю, что у актеров, которые играли в том фильме, тоже были свои опасения, когда они смотрели, например, легендарный спектакль Валентина Плучека, где Короля играл Спартак Мишулин, Министра-администратора – Александр Ширвиндт, Принцессу – Татьяна Васильева, Медведя – Михаил Державин. Опять же, до этого был черно-белый фильм, где Короля играл Эраст Гарин и были заняты другие звездные артисты того времени. Думаю, что это только подстегивает, позволяет с еще большим энтузиазмом искать что-то свое.

– Зачем в драматическом театре нужен мюзикл?

– Еще во времена императорских театров одни и те же драматические артисты играли и в драмах и комедиях, и в водевилях. Музыка действует на сознание человека гораздо сильнее, чем слово: от грустной песни даже на незнакомом нам языке нам становится грустно, а от веселой — весело. Это химия. На сегодняшний день, если мы посмотрим на афиши драматических театров России, то заметим, что нет почти что ни одного театра, где не было бы музыкального спектакля, мюзикла или оперетты. Дальше уже вопрос в качестве – получилось или не получилось. Зритель с огромным удовольствием на музыкальные спектакли откликается, потому что это вшито в наш генокод: музыкальное кино, в котором так силен был Марк Анатольевич Захаров, тоже является частью нашей самоидентификации, нашей культуры.

На фото – Алексей Франдетии и Ольга Карленко на репетиции спектакля «Обыкновенное чудо» © пресс-служба ТЮЗа им. А.А. Брянцева

– Как часто будет идти мюзикл «Обыкновенное чудо» в ТЮЗе?

– Мюзиклы всегда идут блоками. Сыграть один раз в начале месяца и один раз в конце – очень тяжело, потому что мюзиклу предшествует значительная подготовка. Обязателен прогон, а это значит, что сцена будет закрыта за день до спектакля, сложен монтаж и так далее. Чтобы оправдать финансовые затраты, мюзиклы иногда приходится играть по восемь раз в неделю. Мюзикл «Евгений Онегин» в Театре на Таганке мы играем маленькими блоками – по четыре спектакля в неделю. Для меня идеальна система музыкальных театров – «Монте-Кристо», «Анна Каренина» в Театре Оперетты, «Бал вампиров» в Театре Музкомедии играются блоками по 10-14 дней, а дальше идет репертуар. Через какое-то время блок опять повторяется.

– Работа блоками позволяет артистам развиваться?

– Я сам как артист прошел через это и знаю, что это очень крутой опыт. Я играл восемь раз в неделю мюзикл «Зорро» на протяжении года. Помню, что в конце первого месяца проката я с ужасом понял, что отыграл 30 спектаклей, и это только первый месяц, а у меня по контракту впереди еще восемь. Через какое-то время ты начинаешь понимать, каким образом с собой необходимо сговариваться, – это непросто, но необходимо: находить в себе определенные рычаги влияния. У меня есть знакомая, которая в Канаде на протяжении 12 лет несменяемо играла одну и ту же роль в мюзикле «Призрак оперы», по восемь раз в неделю, и ей было нормально.

Я считаю, что для русского артиста репертуарного театра работа блоками – идеальна. В Париже на гастролях, организованных Пьером Карденом, Ленком играл мюзикл «Юнона и Авось» ежедневно на протяжении двух месяцев. Мы помним, как Николай Петрович Караченцов играл Резанова, казалось, что уже после первого спектакля можно сдохнуть. Как сыграть это семь раз в неделю? Это вопрос энергосбережения и правильного распределения сил.

Елизавета Ронгинская, Журнал «Театр», 23.10.22




yamusic

Правила профилактики коронавирусной инфекции
Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
Яндекс.Метрика