Анна Мигицко: «Мои героини бьются за правду до последнего!»

Анна Мигицко работает за пятерых: недавно в ТЮЗе состоялась премьера спектакля «Как тебе такой тятр, Илон Маск», как тут же актриса была приглашена на читку пьес «Русские люди» и «Домик на окраине» в Пермь, а также начала репетировать спектакль «Сказки Пушкина» Антона Оконешникова. Внимание со стороны режиссеров неудивительно: в актрисе бурлит огромная энергия, которая требует сценического воплощения. Анна замечательно двигается, поет, в ее репертуаре, как лирические героини – Лиза в «Бедной Лизе», так и эксцентричные – бабушка во «Временно недоступен», трагические – Зотова в «Гадюке» и Вера в «Обрыве». Разноплановость, увлеченность своим делом, интуитивное чутье природы театра, господствующее в душе Анны, отмечено театральным сообществом: за главную женскую роль в спектакле Анатолия Ледуховского «Обрыв» актриса выдвинута на соискание премий «Золотой Софит» и «Прорыв».
Вера в исполнении Анны Мигицко – существо неземное и постоянно убегающее из поля зрения. Она любима мужчинами и внешне успешна, но внутренне раздираема противоречиями: с одной стороны, тяготеет к романтичному Райскому, привычному и понятному, с другой – увлечена Волоховым, человеком из другого социального круга и приверженца свободного мышления. Она страстно хочет раскрыть себя и понять, что же ей действительно близко, осознать, как ее воспитание сочетается с мышлением и внутренним миром. В сценическом прочтении образа Веры Анна нервна и глубоко правдива: героиня пытается держаться собранно, не пуская в свой внутренний мир. Но с Марком она меняется и делится всеми тревогами и волнениями. В этой роли Анна  тонко балансирует на грани трагичности и абсурда: героиня проходит длинный путь, расставаясь со своими иллюзиями, и обретает жизненный опыт. Страстный, полный эмоциональных бурь спектакль позволяет Анне раскрыться в полноте своих чувств и поразить масштабом человеческих переживаний.
— Анна, образ в «Обрыве» — выстраданный и глубоко личный, наверное, вдвойне приятно, что обратили внимание и номинировали сразу на две премии именно за эту работу?
— Конечно, приятно, что профессиональное сообщество обратило внимание на глубокое личное высказывание, заложенное в этом спектакле. Я говорю не только о себе, но и о моих партнерах, также отмеченных номинацией на премию «Прорыв», и самом спектакле, номинированном на «Золотой Софит».
— Как вы думаете, почему у спектакля столько номинаций? В чем для вас заключается прелесть данной работы?
— Спектакль получился человеческий, но при этом абсурдный и фантасмагоричный – все привычные чувства облачены в такую острую форму, что зритель не успевает расслабиться, у него все время меняется точка зрения. Я знаю по своим коллегам, что для них этот спектакль – больное, настоящее высказывание из самых потаенных уголков души. Зрителя подкупает искренность, облаченная в интересную режиссерскую форму: Анатолий Владимирович Ледуховский поспособствовал огранке алмазов ролей артистов.
Мы не играли спектакль 7 месяцев, недавно сыграли первый раз после пандемии. Спектакль был интересный, шел с другим дыханием, плюс мы, конечно, соскучились. Приезжал режиссер, и он не узнал «Обрыв», в хорошем смысле слова. Анатолий Владимирович был удивлен и рад общему росту спектакля. У спектакля, как ни странно, своя жизнь, он – некая отдельная субстанция, мы входим в его полотно, и начинается  какая-то удивительное, небытовое существование.
 
— Образ Веры продолжает линию героинь-чужестранок, таких как княжна Мэри и Татьяна Ларина. Какие силы, с вашей точки зрения, горят в Вере?
— Вера книжная и наша довольно сильно отличаются. Но я очень во многом опиралась на роман: Вера — многогранный персонаж, в ней есть сила, жажда жизни, чего-то нового,  но царит много противоречий. Она стремится куда-то убежать, кажется, что она вспорхнет и исчезнет, но нет. У нее есть привязанности. Она решительная, бросается в омут с головой, но в то же время не может резко обрубить то, что ей не нравится, то, что она не принимает. При этом она очень принципиальная. Из-за несостыковок в характере возникает главный конфликт, она мечется как огонечек, но ей нигде нет места. С Марком у нее возникает противоречивая связь – они любят друг друга, но тоже что-то не так, счастье невозможно. Вера будет искать правду и биться до последнего, может, никогда не найдет такую любовь, какая ей нужна. Она не готова к усредненной жизни, максималист до мозга костей.
— Ваша героиня остается в семейном гнезде перерожденной? Она получает новый импульс к жизни?
— Каждый раз у меня возникают разные ощущения в конце спектакля. У нас Вера остается с Райским, но даже в фильме, который транслируется на экране, они сидят в самолете втроем с Марком. Эта тройная история будет продолжаться всегда, идти по кругу, как у Сартра. В финале Вера кричит: «свобода!», но когда я произношу эти слова, у меня внутри все сжимается, потому что я понимаю, что наоборот это только начало новой несвободы. В этом есть трагический момент, выхода нет.
— Чувствуете ли вы определенную связь между вашими трагическими героинями: Верой и Лизой?      
— Эти роли были выпущены одна за другой: осенью – «Бедная Лиза», весной – «Обрыв», и роль хозяйки маяка из «Алых парусов» была между ними. Да, несомненно, взаимосвязь есть, эти женщины не остановятся ни перед чем, когда любят. Они не ради человека идут на подвиг, а ради своего чувства. Вера и Лиза – борцы за правду в себе, они чистые и первозданные, которые не оступятся от самих себя до последнего.
— Анна, вы начали этот театральный сезон с премьеры, какие ощущение после первых показов работы «Как тебе такой тятр, Илон Маск?»?
— Спектакль получился стильный, модный, у Олега Христолюбского замечательный музыкальный и визуальный вкус. У нас собралась молодая команда: композитор Дима Etoeto, художник Егор Пшеничный, видеохудожник Александр Жикин, драматурги – Маша. Всё-таки и Полина Коротыч. Получилась яркая, больная, правдивая история, с множеством триггеров. В спектакле рассматривается мир со стороны подростков, системы образования и родителей, мы размышляем о том, какой генетический код в нас заложен. При этом все облачено в яркую театральную форму и направлено именно на подростковую аудиторию. Зрителям нравится спектакль, мы слышим очень много реакций, получилась эмоциональная и чувственная работа, и это приятно.
 
— Анжела вписывается в линию сильных женщин, которых вы играете на сцене ТЮЗа?
— Да, она тоже говорит себе: «я сгорю на месте, но не отступлюсь». Плюс мы с режиссером исследовали такой момент, как женское выгорание. Женщина много-много лет может не признаваться себе в том, что она устала, в том, что ей что-то не нравится. Анжела до последнего улыбается и говорит себе и миру, что у нее все хорошо, но это не так. Если Вера и Лиза не скрывают чувств, то Анжела, поскольку она по природе педант, прячет это глубоко в себе. У нее мощная природа, она достаточно молодая и чувствует, что существует некая проблема, но боится себе в этом признаться. Мне близка тема загнанности, потому что я тоже иногда сажусь и спрашиваю себя, а что мне действительно нравится, чего я хочу, что я делаю, какая я? Современный мир не терпит слабостей, надо быть самым прытким, сильным, постоянно находиться в борьбе за выживание. Анжела — уже использованный материал, из нее выжаты все соки, но в конце спектакля она начинает дышать, слышать свой настоящий голос из недр и приходит к самой себе. Каждый раз я прохожу с ней вместе этот путь, это большая серьезная дорога.
— Совсем недавно вы приехали с фестиваля, приуроченного к празднованию 75-летия победы, чем опыт читки пьес военных лет был увлекателен для вас?
— Это был интересный проект «Спасибо, Пермь!», отдающий дань уважения этому краю, куда во время войны были эвакуированы культурные организации. Мы привезли чтение двух пьес: Арбузова «Домик на окраине» и Симонова «Русские люди», которые игрались в то непростое время нашим театром в Березняках. Я ранее не участвовала в читках, но активно следила за фестивалем «Любимовка» и подобными, поэтому имела представление о жанре работы. Мы много репетировали, и у нас получилась не совсем читка, скорее погружение в материал. Мы настолько прониклись своими персонажами, что практически сыграли открытую репетицию. Было много зрителей, они внимательно слушали, со слезами на глазах. Два вечера пролетели чудесно: у  нас была замечательная компания, мы все были на одной волне, это было трогательно и тепло. Когда мы читали пьесы, слова рождали эмоции, картинки и образы, тексты настолько талантливо написаны, что ничего не нужно играть. Очень тяжело было расставаться с работами, в которые мы вложили душу, но это был прекрасный опыт существования в новом жанре, и я ему благодарна.
С Анной Мигицко беседовала Аглая Прокофьева, специально для Musecube




Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
Яндекс.Метрика