Малой сцене ТЮЗа — 25 лет!

Малая сцена ТЮЗа неразрывно связана с «Театром 5 этажа» времен эпохи З.Я. Корогодского. Уютное камерное пространство существует в театре уже 25 лет и открылось спектаклем «Старосветские помещики» Георгия Васильева. Несколько лет   здесь работала Творческая мастерская Козлова, где занимались студенты режиссера, представляли свои курсовые и дипломные постановки.

Сейчас на Малой сцене идет более 15 спектаклей, как заслуженных мастеров, так и молодых режиссеров. Классика прекрасно сосуществует с современностью: Малая сцена провоцирует утонченную беседу со зрителем на различных языках. Мы поговорили с народными артистами Ириной Соколовой и Валерием Дьяченко, а также заслуженным артистом Борисом Ивушиным о том, какие возможности таит в себе Малая сцена театра, вспомнили историю возникновения сценической площадки и героев спектакля «Старосветские помещики».

Чем особенна Малая сцена театра?

Валерий Дьяченко: Когда 25 лет назад открывалась Малая сцена ТЮЗа, — мы понимали, что это пространство живое, дорогое и любимое всеми, и продолжить его жизнь в новом качестве было и большой честью, и ответственностью для нас! Режиссёр Георгий Васильев, художник Эмиль Капелюш, композитор Валерий Пигузов, актёры — Ирина Соколова, Валерий Дьяченко, Борис Ивушин и лично Николай Гоголь спектаклем «Старосветские помещики» дали жизнь Малой сцене ТЮЗа. С этой поры сюда стали продавать билеты для зрителей, и в Ленинграде родилось новое сценическое пространство —  Малая сцена ТЮЗа им. А.Брянцева.

 

В те годы театры начинали обзаводиться камерными сценами, а, например, за пять лет до этого, испытывая назревшую потребность в малом пространстве, мы первые посадили зрителей на сцену в спектакле Г. Васильева «Записки Поприщина» (тоже Гоголь, кстати). Так возник формат «Сцена на сцене». Менялась эпоха, эстетика, хотелось приближения к живому человеку, хотелось «крупного плана» … «Жизнь покажется трагедией, если снимать её крупным планом. Но с общего плана, это, конечно же, комедия» , — писал Чарли Чаплин. Есть кинематографическая шутка: кинорежиссёр говорит: «Не люблю я театр. Два часа общего плана!». Так вот, Малая сцена — это движение вглубь человека, приближение к актёру, другая техника существования, именно техника, почти как в кино, но внутренняя жизнь, т.е. психофизический процесс — он не меняется, он должен быть подлинным в любом пространстве. Просто Большая сцена требует трансляторных укрупнений, хотя, конечно, подлинная жизнь завораживает в любом пространстве…

Наша сцена, по правилам «золотого сечения» (гармоническая пропорция, в которой одна часть (сцена) относится к другой (зрители) как всё целое к первой части), говорят, — лучшая в городе. Мы и сами так считаем. Угол зрения здесь может меняться в зависимости от расположения зрительских кресел. Дистанция с залом гармоничная. Звук, свет, глубина, высота — всё для «Человека, во шимя Человека»! А дальше — создавайте искусство! Для создания спектакля нужна художественная идея. Надеюсь, Малая сцена подарит нам радость новых встреч с искусством, она открыта экспериментам, у неё славная история, и мы знаем, что там было до нас, не будем же «Иванами, родства не помнящими».«Зачинай! Продолжай!».

Борис Ивушин: Некогда на «5 этаже» собирался весь театральный Петербург. Все поголовно хотели что-то сделать на нашей Малой сцене, потому что она очень удобная, атмосферная — и по количеству зрителей, и по площадке. Она приятная по пространству, там может идти и классика, и современность: есть возможность трансформировать сцену совершенно до неузнаваемости. Там отлично смотрелся «Портрет» Тростянецкого, он поиграл с пространством, организовал выход как питерскую подворотню. Для актера Малая сцена тоже особенна — видны глаза зрителя, можно работать на полутонах, проявляя самые тонкие оценки.

Ирина Соколова: Малая сцена предполагает довольно интимное, камерное существование. Вчера мы играли «Иудушку из Головлева» Георгия Васильева — был полный зал, зрители принимали спектакль  очень хорошо. Я в принципе не помню, чтобы на Малой сцене было мало зрителей — все это время люди стремятся посетить эту площадку, хоть открывай двери в фойе и ставь дополнительные ряды.

Что собой представлял «Театр 5 этажа»?

Валерий Дьяченко: Пространство под крышей ТЮЗа всегда было местом творческих поисков и экспериментов. В эпоху З.Я. Корогодского там учились студенты студии при театре, потом открылась учебная сцена «Театр 5 этажа», руководила которой на общественных началах «Директория», в которую входили актёры и режиссёры театра. Как после вечерних спектаклей Большой сцены бежали, как стремились сюда все сотрудники театра, весь коллектив, и как «прорывались» гости посмотреть самостоятельные актёрские работы, творческие выплески, стать свидетелями смелых проб и экспериментов, капустников и конкурсов из цикла «Проба пера», «Очень хочется», «Сюрприз», вечеров поэзии, новой драматургии, режиссёрских опытов, встреч с друзьями театра — Б. Окуджавой, А. Володиным, В. Познером, Ю. Кимом, В. Дашкевичем и многими другими интереснейшими современниками. Здесь рождались новые спектакли, номера для творческих вечеров на Большой сцене. И мастера, и молодёжь обожали выступать здесь! В театре были незыблемы постулаты: «Каждый мастер был когда-то учеником!», «1й курс не имеет границ!». Святое «учиться!» — было главным принципом жизни в театре, совершенствованием в любимой профессии! Поэтому, актёр-мастер в импровизационном «ученическом» самочувствии считал за честь выходить на эту площадку. Рассказы Жванецкого, знаменитый «Ансамбль капитана Врунгеля» (по лучшим детским стихам и песням), вечера пародии, пушкинские вечера, или, целые спектакли рождались здесь и часто получали «путёвку в жизнь» на Большую сцену. « Театр 5 этажа» — это право на пробу, ошибку, эксперимент — кипела жизнь, бурлила творческая фантазия! Например, задолго до выхода фильма «О бедном гусаре замолвите слово…» здесь был создан и показан одноимённый спектакль. Во многом бессменным вдохновителем актёрских режиссёрских работ был Игорь Овадис, выдающийся театральный деятель, выдумщик, артист, сценарист,«хулиган»! Он был лидером всего «тюзовского андерграунда», так что «Театр 5 этажа» — это намоленное место.

 

Ирина Соколова: При Зиновии Яковлевиче Корогодском «Театр 5 этажа» был возможностью выхода из бесконечной загруженности артиста репертуарными спектаклями и съемками. Актеры шли на «5 этаж», чтобы сделать самостоятельную работу. Всем хочется играть, но главных ролей на всех не хватает. В этом смысле я — счастливая, сыграла полный спектр ролей: и травести, и инженю, и взрослых, и старух, спасибо школе. На «5 этаже» артист мог взять такой материал, который ему нравится, раскрыться благодаря ему — и для себя, и для режиссеров. В свое время очень много спектаклей на Большую сцену вышли с «5 этажа».

 «Старосветские помещики» — один из немногих спектаклей ТЮЗа, в котором сохранился в нетронутости актерский состав, как вы думаете, почему?

Ирина Соколова: Нас объединяет желание жить, играть, работать и отношение к искусству и театру в целом. Каждый раз перед спектаклем мы вспоминаем Георгия Васильева, который очень много сделал для ТЮЗа, был притягивающий к себе человек, смешной, трогательный и невероятно талантливый.

 

Борис Ивушин: Много лет подряд мы собирались после спектакля и обсуждали его. Я вижу, что Валерий Анатольевич и Ирина Леонидовна получают немыслимое удовольствие от работы, плюс мы по-человечески хорошо общаемся, поэтому, наверное, этот спектакль хранится в неизменном составе уже столько лет. Для меня участие в спектакле и ответственно, и приятно, до сих пор я играю его с наслаждением. Когда в 1996 году Георгий Львович Васильев пригласил меня, не так давно окончившего институт, в свой спектакль, играть с Соколовой и Дьяченко, я был ошеломлен! Я очень люблю Гоголя — особенно украинские рассказы. В спектакле есть гротеск, характерность, и мне это очень нравится, но главное — замечательное партнерство, только крепнущее год от года.

Что Георгий Васильев привнес своего в интерпретацию текста писателя?

Ирина Соколова: В этом спектакле все построено на каких-то внутренних связях и детской игре — герои играют в догонялки, устраивают соревнования, кто быстрее съест кашу. Это, казалось бы, смешно, но это любовь, которая дает возможность этим людям прожить до конца своих дней вместе, не предавая друг друга внутренне — они искренно любят друг друга и и живут этим. Любовь творит чудеса.

 

Борис Ивушин: Как говорил Георгий Васильев, мой персонаж — это свидетель жизни, который показывается в разных обличьях: и автора, и гостя, и слуги. Он наблюдатель и провокатор, появляется, чтобы раскрыть мир этих веселых людей. Встреча гостя позволяет  проявить героям их отношение к людям, миру, их гостеприимство, радушие, открытость, желание общаться. В финале мой персонаж говорит, вот история, она ничем не примечательна, но она прекрасна. Так жили люди, любили друг друга, и в этом, по сути, заключается жизнь Миргорода, проходящая в любви и спокойствии.

Текст: Аглая Прокофьева (okolo.me/2021/12/maloj-stsene-tyuza-25-let





Правила профилактики коронавирусной инфекции
Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
Яндекс.Метрика