Пресса о премьере спектакля «Урок»

Портал cleverculture.ru

Владеть собой, а не другим

Кто кому преподносит урок? Происходила ли эта история в реальности или все привиделось одному из участников события? Сюжет повествует о нарушении коммуникации между поколениями, поиске человека, которому можно передать знание, попытке создать свой идеал, оборачивающейся полным лишением воли другого человека? В абсурдистской  пьесе Эжена Ионеско «Урок» тысяча вопросов, от решения которых зависит построение драматургического сюжета спектакля. Пьеса словно калейдоскоп, в котором от легкого поворота мысли меняются смыслы и рисунок ролей. Режиссер Борис Бирман стремится сохранить эту зыбкость восприятия пьесы и ее особенный темпоритм, которые транслируются в недоумевающий зал. Какой урок преподнесет зрителям XXI века премьерная постановка Театра юных зрителей, можно будет узнать 27 марта, во Всемирный день театра.

Игра начинается с самого начала спектакля: зрителей просят отключить телефоны, из-за уважения к присутствующему в зале автору. Это – верное замечание, потому что неоднозначность прочтения пьесы сохраняется режиссером, и дух Ионеско неизбежно витает в воздухе. Эта одна из первых граней спектакля: взаимоотношения между автором и его созданием, творцом и творением, Богом и человеком. Художественное оформление спектакля В. Семенова вторит этой мысли: зрители наблюдают мастерскую художника, где есть место античной скульптуре, в том числе гипсовым органам зрения, обоняния, слуха, представленных в гипертрофированных размерах, книгам, заменяющим ножку стола, причудливой винтовой лестнице и огромным таинственным часам, скрытым алой драпировкой. Учитель в исполнении народного артиста России Валерия Дьяченко пытается избежать возложенной на него миссии, заранее ожидая, к какому плачевному результату она приведет, и максимально оттягивает начало урока. Но у него есть злой гений – Служанка в исполнении Анны Лебедь, некий демон-искуситель, провокатор событий. В этом – замечательная особенность работы: роль служанки становится во многом опорной, переходя из второстепенной в основную. Героиня всегда рядом и нагнетает обстановку, то появляясь в окровавленных перчатках, то с куриным окороком, то повторяю на немецком языке: «У нас нет времени», то сама становясь учителем. Она – мерило ситуации, зло, которое кажется добром. Работа Анны Лебедь объемна и конкретна: она точно знает, чего хочет и умеет контролировать ситуацию. Актриса прекрасно работает в жанре черной комедии, остро балансирует на грани психологического и абсурдистского театра. Служанка обладает гораздо большим знанием и опытом, чем все приходящие к учителю ученицы, возможна, она именно та ученица, которая уже была выращена учителем или та, кого безудержно ищет учитель. Миф о Пигмалионе трансформируется в пьесе Ионеско, герой которой пытается создать свое уникальное творение, найти свою прекрасную леди. Создания не всегда подчиняются воли творца, а иногда перерастают его на ментальном и интеллектуальном  уровне, и об этом противоборстве людей и желании власти над другим эго – будь то женщина, ребенок или ученик размышляет спектакль. Все выходит из-под контроля, когда человек начинает слышать только самого себя и душить в своем партнере индивидуальность и инициативу.

С этим связана и другая грань спектакля: невозможность полноценной коммуникации между людьми разных поколений. Ученицы не могут воспринять знание, передаваемое учителем, они пытаются осмыслить его по-своему, но учитель блокирует возникающие вопросы, желая, чтобы девушки как губки механично впитывали знания, не подвергая их сомнению. Сначала герой Валерия Дьяченко галантен и внимателен, старается объяснять материал с помощью различных примеров, но (на его взгляд!) непреходящая узость мышления учеников, имеющих огромные амбиции, провоцирует на повышение градуса общения. Учитель становится все более авторитарен, требуя от учениц полного повиновения. Абсурдна наука, которую преподносит учитель, и в центре конфликта оказывается не борьба мнений, а сам принцип коммуникации людей. Высказываемые заявления об основах сходства языков становятся еще более нелогичными, что делает провалы в коммуникации наиболее значимыми. В спектакле нет виновных и виноватых: учитель встречает разных учениц, но все они оказываются неспособными понять его размышления. Уникальность прочтения режиссера заключается еще и в том, что учениц сразу трое – это болезненные проекции учителя, пытающегося найти своего слушателя, но постоянно наталкивающегося на определенный стереотип мышления. Действие накаляется, динамическая картина становится все насыщенней, словесный поединок обретает зримые картины. Валерий Дьяченко, ни на минуту не выключаясь, не просто ведет сюжет, а создает его здесь и сейчас, отталкиваясь от полутонов диалогов со своими партнерами. Постепенно его герой достигает апогея чувств, максимально проявляет свои желания, и затем возвращается к первой стадии меланхоличного состояния. Все эти переходы даются актеру виртуозно и наполненно: на наших глазах герой раскрывает потаенные стороны своей души. Валерию Дьяченко удается проявить новую грань своего актерского дарования: он смело и иронично существует в жанре трагифарса. Учитель предстает Наполеоном Бонапартом, гордо восседающем на огромного размере носе. Он находит в себе решимость избавить мир от еще одного глупого дарования во имя торжества науки и справедливости, а также не имея возможности терпеть непонимание со стороны учениц.

урок3

Нарастающий бред, который упоенно транслирует учитель, вводит учениц в состояние раздражения, а не транса, как это указано в пьесе. Они достаточно активны благодаря тому, что чувствуют силу толпы. Восхитительна сцена с поеданием головы профессора, которая оказывается главным блюдом торжественного ужина. Здесь абсурд достигает  невероятных высот и становится абсолютно естественным и даже жизнеспособным. Но решение остается в руках учителя, лишающего жизни своих нерадивых учениц. Он уничтожает плод своих фантазий, оставляя на полу лишь очерченный силуэт тела, который легко смывает водой служанка. Здесь нивелируется все происходящее и начинает казаться, что это непреходящий кошмар учителя, маленького человека, выжившего из ума и считающего себя Наполеоном. На эту мысль работает и начало постановки, где все герои, словно заведенные механические куклы бегают по сцене, кукуя как кукушки из механических часов. Обилие женской обуви и сложенных бумажных самолетиков – символов полученных дипломов — провоцирует на развенчание этой, вдруг ставшей понятной, мысли.

К данному пласту подключается театральный контекст и мысль Шекспира: «весь мир театр, а люди в нем — актеры». Человеку свойственно примерять различные маски, пытаться соответствовать связанными с ними социальными ролями. Порой они полностью поглощают природу человеческих чувств и становятся тем, что определяет человека. Это обезличивание страшно для Ионеско и постановочной команды спектакля. Герой Валерия Дьяченко проходит различные стадии чувств: он – словно орудие в руках абсолютного зла, вершит судьбы людей. Все действие, вместе с завораживающей картиной с мерцающим светом, напоминает какой-то шаманский акт приношения в жертву или  поглощения души во имя непреодолимого желания абсолютной диктатуры, власти над человеком, порабощения его воли. Три ученицы – Ксения Мусатенко, Анна Слынько и Ирина Волкова, вполне себе современные барышни, каждая со своим характером и мироустройством, которых объединяет общая цель – получить заветную степень доктора всех наук. Они как воплощение невежества, так и воплощение самобытности, жизни, желания познавать новое. Соблазнительные, юные они притягивают учителя, постепенно входящего в раж и стремящегося уничтожить свободу и волю, заключенную в другом человеке. Насилие над личностью и желание власти заполоняет учителя, постепенно лишая и его воли, превращая в марионетку своих желаний. Он обретает власть именно в момент смерти ученицы, но при этом становится и жертвой ситуации. Власть порабощает свободу как в объекте насилия, так и в том, кто его проявляет. Роль учителя, будоража острые эмоции и звериные инстинкты, и взятая миссия «глаголом жечь сердца людей» в своем предельном, абсурдном проявлении лишают человека сущности, тоталитарно поглощая его нутро и толкая на безжалостные поступки.

Здесь мы упираемся в тему времени – четвертый актуальный смысловой пласт спектакля. Учитель торжественно замирает, повторяя: «У нас мало времени», служанка угрожающе произносит на немецком то же самое, огромные часы на заднем фоне постоянно напоминают о том, что время – быстротечно и неумолимо приближает к смерти. Куда спешат герои и что они хотят успеть сделать? Скорее всего, спешит главный герой — жить, любить, говорить, обучать. Именно понимание того, как мало времени осталось впереди толкает его на столь решительные и скоропалительные решения, он отметает за ненужностью всех тех, кто неспособен воспринять его дар, бесконечно ища «не глухие уши».

Пародия на коммуникацию, желание подвергнуть сомнению прописные истины, гротесковость сюжета, балансировка между жизнью и сновидением – все основы поэтики Ионеско сохраняются в премьерном спектакле Бориса Бирмана, рисующем такой живой и противоречивый мир идей и характеров. Люди — болтики единой системы, где каратели оказываются жертвами и наоборот, а жизнь абсурдна и нелинейна. Премьерный спектакль встает в череду работ о воспитании и создании идеального общества, среди которых: «Дорогая Елена Сергеевна», «Контракт», «Время Ч», «Вино из одуванчиков», «Как тебе такой тятр, Илон Маск?» и других. ТЮЗ продолжает размышление о взаимоотношениях подрастающего поколения и учителей, индивидуума и представителя власти, утрировано подчеркивая, как зыбки и нелогичны эти понятия. Пьеса-конструктор позволяет создать уникальный и рождающийся впервые спектакль, провоцирует на поиск сиюминутных значений и открыта к свободному восприятию в отличие от людей, так часто предвзято относящихся к другому я и не гибких в мышлении.

Елизавета Ронгинская

Фотографии Натальи Кореновской


Портал piternews.online

В ТЮЗе имени А.А. Брянцева прошла премьера спектакля «Урок» по пьесе французского драматурга, одного из основоположников абсурдизма и классика театрального авангарда XX века Эжена Ионеско. Режиссер-постановщик: Б.Бирман.

Абстрактный учитель каждый день принимает учениц, каждая из которых непременно хочет быть доктором всех наук, потому что того хотят их родители. И подготовить их нужно за две недели. Да только девочки с трудом выполняют простейшие арифметические вычисления и припоминают столицу Франции. Тем не менее каждый день учитель (его играет народный артист России Валерий Дьяченко) он делает тщетную попытку передать знания своим подопечным.

Сам жанр спектакля, абсурдизм, — это свобода от логики и здравого смысла. Его нельзя мерить по законам привычной нам классической драматургии. На сцене творится натуральный хаос и сумасшедший дом – девочки не могут сложить два и два, сервируют голову педагога на обеденном столе, а потом и вовсе выясняется, что последний убил уже 40 непутевых учениц за сегодня. Словом, это смесь фарса, буффонады, гротеска, драмы и черного юмора. В любом случае, серьезно происходящее воспринимать не стоит, лучше поискать скрытые смыслы.

По сути каждый зритель по-своему интерпретирует пьесу. С непривычки это сделать сложно, но могу сказать, что прошло уже несколько дней с момента просмотра, а я еще возвращаюсь к ней, пытаясь осмыслить и понять. Это и конфликт поколений, и профессиональное выгорание педагога, и иронический детектив. Трудно описать словами. Пожалуй, это тот случай, когда воспринимаешь сердцем, а не разумом.

Большое удовольствие получаешь от актерской игры. Чопорная и очень комичная служанка (Анна Лебедь), фривольные и легкомысленные ученицы (их играли Ксения Мусатенко, Ирина Волкова и Анна Слынько). Особенно понравилась Анна Слынько, ее героиня получилась такой обаятельной неформалкой.


«Российская газета»

В Петербурге поставили спектакль «Урок» по пьесе Эжена Ионеско

Спектакль «Урок» по пьесе Эжена Ионеско

Ионеско — французский драматург румынского происхождения, один из основоположников эстетического течения абсурдизма, признанный классик театрального авангарда XX века. Автор пьес «Лысое сопрано» («Лысая певица»), «Стулья», «Носороги», «Макбетт» и других. Умер в 1994 году.

Комическая драма «Урок» написана в 1950 году. Каждый день в квартиру учителя приходят ученицы. Вот и очередная: собирается «сдавать экзамен на полного доктора всех наук, и как можно скорее» — этого хотят ее папа и мама. Несмотря на весьма юный возраст, она уже «бакалавр естественных и гуманитарных наук», есть диплом.

Чтобы узнать, каким багажом знаний она обладает, господин учитель задает девушке вопросы. Простейшие! Вычесть три из четырех. Назвать четыре времени года. Ответить: Париж — столица какой страны? Однако…

Абсурд начинается, когда слышим перед началом спектакля объявление о том, что «в зале находится автор, и из уважения к нему надо выключить телефоны». Забавно. А кто-то в это поверит!

«РГ» поговорила с режиссером Борисом Бирманом и актером Валерием Дьяченко.

Борис Бирман: «История не реалистическая и многозначная»

Роль Учителя в «Уроке» можно назвать бенефисом прекрасного актера Валерия Дьяченко.

Борис Бирман: Да, конечно. С Валерием Дьяченко я знаком давно. Еще в середине 1990-х мы работали над постановкой в ТЮЗе пьесы Вуди Аллена «Смерть», которую для пущего жизнеутверждения я собирался переименовать в «Жизнь», но не сложилось… Хотелось с Валерием еще посотрудничать и что-нибудь придумать. Не так давно открыл для себя пьесу Ионеско «Урок», она мне понравилась. История не реалистическая и многозначная. Но сначала я не вполне понимал, как ее трактовать, с какого конца подходить. То ли это буффонада, то ли фарс, то ли драма, то ли черная комедия. Ее можно играть как мрачную тягучую историю, которая происходит в странном старинном европейском доме. Сам Ионеско определил жанр «Урока» как комическая драма. У нас это эклектическое действо, где есть место гротеску, реализму и иронии. Можно сказать, это фантасмагория, произошедшая в голове главного персонажа пьесы — Учителя.

Но это, как и ваш финал, думаю, по-разному будут трактовать зрители.

Борис Бирман: И прекрасно. Пьеса многослойная, ее можно воспринимать и играть буквально, как детектив. А можно — иносказательно. Знаю, что американский режиссер Питер Холл потребовал от автора другой перевод. Текст показался ему совершенно бредовым. Ионеско же ответил: «Переводчик тут ни при чем, это я написал бредовый текст. Нарочно». Герой убил 40 девушек за день. Холл заявил, что такого быть не может. Он еще готов допустить, что учитель убивает по две-три ученицы в день, но сорок — это уж слишком. Они с автором долго торговались и сошлись на четырех. Четыре — еще ладно, это нормально…

В пьесе Ионеско три действующих лица: Учитель, Ученица, Служанка. У вас не одна, а три ученицы, почему?

Борис Бирман: В финале пьесы выясняется, что учитель «прикокошил» уже сороковую только за сегодня, значит, у него конвейер этих непутевых учениц. Они уже ему мерещатся в воспоминаниях и страшных снах. На большой сцене могло бы быть их 40 штук (шучу), а три — оптимальное «множество» для малой сцены.

Вы взяли на себя еще и музыкальное оформление спектакля, и костюмы персонажей.

Борис Бирман: Я всегда сам занимаюсь подбором музыки. А вот костюмами — впервые, просто явственно увидел персонажей. Костюмы «знаковые»: Учитель — слегка Чаплинский, Служанка — традиционная, чопорная, словно из викторианского дома, Ученицы — куклы, Лолиты с вариациями на тему.

Мы с Валерием Дьяченко во время репетиций «бодались», честно скажу. Он считал, что надо играть некоего «персонажа». Я пытался «вытащить человеческое», то, что называется «идти от себя». Что тебя, Валера, лично беспокоит в современном мире, когда «порвалась связь времен», в новом поколении, «незамутненном знаниями», например, в недоученных молодых артистах, новых режиссерах и так далее. Мало читают, ничего не знают и знать-то не хотят. А с другой стороны — знают что-то свое, нам не доступное. Что было бы, если бы тебя лично довели до ручки? Природа чувств, угол зрения — самое сложное. То, что трудно описать словами…

Пьеса Ионеско — как алгебраическая формула, туда можно подставлять разные символы: отцы и дети, учитель и ученики, художник и его создания, правительство и народ…Смыслов много, и все они работают. На мой взгляд, каждый зритель — в силу своего опыта, понимания, интересов — будет эти смыслы считывать. Гвозди не забиты, мы задаем вопросы: что делать — чему и как учить новое поколение, как научиться слышать друг друга, есть ли идеал, можно ли его добиться человеку, художнику, где и как искать свою музу, истину, любовь, и есть ли во всем этом смысл? А если есть, то какой? Вопросов масса, они никуда не деваются.

Валерий Дьяченко: «Прекрасный повод рассказать о жизни»

«Вкусная» роль вам досталась, признайтесь. С удовольствием взялись за нее?

Валерий Дьяченко: Прежде у меня был опыт соприкосновения с драматургией Ионеско: в «Лысой певице» играл господина Смита. «Урок» же сначала внутренне не принял, категорически: пьеса показалась мне многословной, литературной. Французы любят театр вербальный, а мы в России привыкли к психологическому. Вместе с режиссером Борисом Бирманом начали разбирать пьесу, распутывать, фантазировать, и история понемногу стала открываться для нас. Абсурд — это верхушка айсберга, а что под текстом — предстояло разгадать и сочинить. Так вместо одной появились три ученицы — три ипостаси одного персонажа. Нас интересовали взаимоотношения поколений, отношения мужчины и женщины, учителя и ученика. Постепенно вырисовывалась история о творце, который созидает, как скульптор, свою музу, создает учениц и ужасается результату. Тогда он разбивает свои творения и создает новые. Мы с режиссером хотели остаться верными человеку и рассказать историю о том, как трудно воплотить свою мечту. Эжен Ионеско наследует традиции Гоголя, Чехова, Хармса… Поэтому мы анализировали материал и с психологической точки зрения, по Станиславскому. Когда текст расшифровывается через наш личный опыт, тогда у зрителей возникают собственные ассоциации. И мы стремились сыграть это весело, парадоксально, смешно, нелепо, абсурдистски. Ведь в каждом из нас есть противоположные начала.

Я рад нашей встрече с Борисом Бирманом в работе. Мы сочинили собственный сюжет, не вымарав из пьесы ни одного слова. И счастлив встретиться на сцене с замечательными молодыми артистками — Анной Лебедь, Анной Слынько, Ксенией Мусатенко и Ириной Волковой. Мы сомневались, спорили, искали и нашли, что этот текст — прекрасный повод рассказать о жизни.





Правила профилактики коронавирусной инфекции
Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
Яндекс.Метрика