Беккет. Пьесы

Наталия Эфендиева, Pulse, 19.12.2014

Дмитрий Волкострелов вновь поставил в ТЮЗе спектакль. Третий по счету. В трех пространствах: начинается он на малой сцене (здесь играют 7 пьес из 9), продолжается в фойе («Квадрат») и завершается в Белой комнате («Дыхание»). И это, пожалуй, самый радикальный эксперимент для данного театра. Впрочем, один выбор драматурга чего стоит! Для нового спектакля Волкострелов отобрал никогда не переводившиеся тексты Беккета, написанные в период с 1961 по 1983 годы. Сочинялись они и не для сцены вовсе, а для радио и телевидения. И в этом еще один несомненный вызов авторов постановки. Спектакль начинается в совершеннейшей темноте, которая длится без малого 25 минут. Что, конечно же, совершенно непривычно для зрителей, предпочитающих, скажем так, классический театр. То есть такой, в котором имеются завязка, кульминация и развязка, герои не повторяют реплики по десять раз и не растворяются в темноте без объяснения причин. И желательно, чтобы «Беккет. Пьесы» смотрели люди, видевшие перед тем хотя бы один волкостреловский спектакль, или хотя бы потрудившиеся узнать кто такой Беккет и как выглядят его пьесы. Тогда и разочарование будет сведено к минимуму, не придется чувствовать себя оскорбленным в своих художественных чувствах и заявлять об этом во всеуслышание. Черное пространство наполняется звуками: всхлипами, вздохами, шорохами, шебуршанием, актерскими голосами, резкими скрипами. Понемногу темнота обволакивает со всех сторон и воспринимается чуть ли не физически. Время от времени кто-то из актеров будет появляться в неясном и дрожащем круге света, произносить короткие реплики и исчезать во мраке. Каждого здесь можно заменить другим, голоса чередуются с видеорядом. В «Приходят и уходят» три девушки меняются местами и по очереди шепчут, выдыхают одни и те же слова: «Сколько же мы не виделись», «Давайте помолчим», «Что ты думаешь о Ви (Ру, Фло)?», «Вот сидим все вместе, как раньше на игровой площадке мисс Уэйд», и так далее. В конце концов, чувство, что, возможно, случилось что-то непоправимое, а герои утратили нечто навсегда, становится все сильнее. Собственно, в этом спектакле Дмитрий Волкострелов дает зрителю удивительную возможность — попытаться по-настоящему отключиться от происходящего вокруг, даже не видеть соседей и тем самым сосредоточиться только на сценическом действии и… на самом себе. Получается нечто вроде коллективного сеанса психотерапии. И где-то в глубине сознания рождается то, что невозможно выразить никакими словами и даже междометиями. Пожалуй, самым точным определением, которым можно обозначить происходящее в трех разных пространствах, будет перформанс. Или еще одно – хэппенинг, если иметь в виду и зрительскую реакцию на «Беккет. Пьесы». Вторая и третья части спектакля в этой мысли только укрепляют. В финале зрители переходят в Белую комнату, где рассаживаются на стулья, расставленные то там, то сям среди живописно разбросанного мусора: бутылок, бумаги, газет, фантиков, фольги, коробок из-под сока и пластиковых стаканчиков. Такая вот картина после конца света, непосредственными участниками которой становятся уже абсолютно все. И тогда немедленно вспоминается первая часть спектакля – странный мир полусна-полуяви, в который включаться можно было исключительно по своему желанию. Можно по-разному относиться к тому, что делает Волкострелов сотоварищи. Однако то, что он не оставляет попыток и продолжает работать с малоизвестными или вообще неизвестными драматургическими текстами, продолжая преодолевать сопротивление зрителей, не может не вызывать уважения. Дорогу же, как известно, одолевает лишь идущий.




Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.
Яндекс.Метрика