«Экспозиция ужаса и неприкаянная душа»

Светлана Рухля, "Санкт-Петербургский музыкальный вестник" № 3 (142), март 2017г.

В Театре юных зрителей «поселилось» «Кентервильское привидение» — музыкальная версия готическо-юмористической новеллы Оскара Уайльда в постановке Виктора Крамера. Герои уайльдовского произведения поют и танцуют не впервые. В середине девяностых годов прошлого века популярный сюжет положил на музыку один из востребованных российских композиторов Виктор Плешак, в начале двухтысячных — кинокомпозитор и сценарист Андрей Иванов. В 2008 году мюзикл-мистерию «Кентервильское привидение», на сей раз с музыкой Владимира Калле, поставили на сцене Санкт-Петербургского театра «Рок-опера». Главную партию, как и в тюзовском спектакле, исполнил первый Орфей первой советской рок-оперы «Орфей и Эвридика» Альберт Асадуллин. И наконец, несколько лет назад сразу три российских театра включили в репертуар мюзикл Владимира Баскина «Призрак замка Кентервиль». Теперь зрителю предлагается оценить композиторскую мысль Сергея Ушакова, выпускника Санкт-Петербургской консерватории, номинанта «Золотой маски» за музыку к спектаклю «Гадкий утенок» (Кукольный театр «Бродячая собачка»). В летописи петербургского ТЮЗа «Кентервильское привидение» стало первым в истории театра детским мюзиклом. Учитывая, что мюзиклы в России уже не первый год находятся в «тренде», подобное событие могло бы произойти и раньше, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Приглашение на роль постановщика Виктора Крамера — режиссера, чьих титулов и наград хватило бы на несколько человек, но главное, изобретательного и, судя по всему, владеющего магическим секретом превращать всё, что попадается под руку, в красочное шоу — фактически запрограммировало эксперимент на успех. Надежды оправдались. Изысканная световая партитура (художники по свету — Игорь Фомин, Павел Змунчила), продуманный видеоконтент (Полина Сыровяткина, Кирилл Моловичко), костюмы, вобравшие в себя элементы из разных эпох (художник по костюмам — Сергей Илларионов) и «драйвовая» хореография (балетмейстер Алиса Панченко) обеспечили спектаклю зрелищность. Правда, музыкальную составляющую, несмотря на наличие вполне симпатичных арий и ансамблей, назвать чем-то из ряда вон выходящим не получится. Действие, разворачивающееся на подмостках, — фантазия «на тему», и фантазия, надо сказать, весьма вольная. Внешне всё остается на своих местах, но происходит некий «разворот» смыслов, в результате чего улетучивается уайльдовская «воздушность», а злоключения и переживания призрака, противостоящего купившему замок семейству американского посла, приобретают чересчур трагический оттенок. Сатира и бурлеск присутствуют и порой гиперболизированы. Но они там, где перманентно лишающаяся чувств, предприимчивая домоправительница миссис Амни (яркая актерская работа Лилиан Наврозашвили) водит озирающиеся по сторонам толпы туристов по организованной в замке экспозиции «таинственного и ужасного». Где строят козни шумные близнецы Билл и Мартин, катаются на «пони» влюбленные Вирджиния и герцог Чеширский, ведут глубокомысленные беседы Миндаль (Владимир Чернышов) и Камень (Кирилл Таскин). Образ же сэра Симона де Кентервиля — чистейшей воды психоанализ. Каждый из исполнителей этой роли — легендарный Альберт Асадуллин и молодой артист Санкт-Петербургского музыкально-драматического театра «Буфф» Андрей Лёвин — наполняет его своим содержанием, но «картинка» в обоих случаях получается щемящая. Находящийся в прекрасной вокальной и актерской форме Асадуллин изображает человека сильного, еще на многое способного, но абсолютно потерянного, совершенно не принимающего «здесь и сейчас» и не представляющего, как и зачем продолжать взаимодействие с враждебным окружающим миром. Его противостояние с прагматичными американцами происходит по инерции, а не по вдохновению. И чем дальше отрабатывается привычный сценарий, тем больше появляется усталости и опустошенности. Андрей Лёвин (в отличие от Альберта Асадуллина он нуждается в представлении) известен зрителям «Буффа» по ярким комическим ролям в спектаклях «Примадонны», «Пиф-паф!», «Ужин дураков», «Остров сокровищ», а широкой публике — как актер дубляжа: голос короля лемуров Джулиана в «Мадагаскарах», Лэнса в «Криминальном чтиве», а также других культовых киногероев. В его прочтении неприкаянный призрак — несчастный черный клоун, с каждым шагом все более отстраняющийся от реальности, где ему нет места ни в каком качестве. Смерть для него — не только небесное спасение, но и желанное избавление от повседневной рутины. Спектакль рождает противоречивые чувства, на что, вероятно, и рассчитан и что довольно-таки уместно в театральных реалиях ХХI столетия. И это та самая «первая ласточка» — напомню, с «Кентервильским привидением» в ТЮЗе дебютирует жанр мюзикла, — за полетом которой небезынтересно наблюдать, ожидая продолжения.




Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.
Яндекс.Метрика