Иван Пачин: «Научиться сопереживанию, соучастию — необходимо каждому»

Елизавета Ронгинская, «Новый Петербург», 17.06.2022

21 мая в ТЮЗе имени А.А. Брянцева состоится премьера — спектакль «Счастливый неудачник» по одноименной повести Вадима Шефнера. Главный герой этого произведения — неутомимый, ищущий и познающий жизнь мальчик Витя, который попадает в удивительные истории. Он чувствует в себе дар слова и начинает сочинять стихи, таким образом вступая в коммуникацию с миром. Ленинград конца 20-х годов 20 века предстает в совершенно необычайном, детском измерении, от текста веет теплом и поэтичностью. В преддверие премьеры мы поговорили с создателями спектакля — режиссером Иваном Пачиным и драматургом Федором Парасюком о том, каким должен быть театр для детей, эмоциональном интеллекте и важности спектаклей для семейного просмотра. Иван Пачин — выпускник Театрального института имени Бориса Щукина, лауреат международных фестивалей, некоторое время назад —  главный режиссер тверского ТЮЗа.

Как произошел выбор материала?

Иван Пачин: Вадим Шефнер — немедийный петербургский автор, его повесть «Счастливый неудачник» не лежит на поверхности, мне ее подсказал знающий человек, разбирающийся в детской литературе — Мария Орлова. Повесть Шефнера тонкая и лиричная: в самом названии скрыта какая-то сложность пути, противоречие. Нам интересно прочитать ее в жанре фантастического реализма.

— Как создавалась инсценировка повести?

Федор Парасюк: Процесс продолжается до сих пор. Мы не первую инсценировку делаем вместе с Иваном, работаем как Шекспир с труппой лорда-камергера: в репетициях и этюдах исследуем, что именно в авторском тексте интересно для игры, для взаимодействия между артистами, для того, чтобы выразить театральным языком ту суть, которая, как нам кажется, была заложена автором. Поэтому я создаю инсценировку неотрывно от репетиций, пишу то, что возникает у нас в процессе поиска. Важно, чтобы литература была литературой, а игра — игрой, и где-то в их пересечении родился спектакль.

Нам хотелось бы открыть это произведение людям — почитаешь в интернете — известный автор, а поговоришь с людьми — никто его не знает. Нам кажется, это незаслуженно, и мы стремимся познакомить зрителя с этим человеком, художником. Давеча я нашел интервью, где Вадим Шефнер говорил о том, что на его взгляд большое искусство заключается в том, чтобы писать очень просто — что он и делал. Он легко рассказывает о мелочах, и из них складывается какое-то особое, глубокое, поэтическое чувство.

— О чем ваш спектакль?

Иван Пачин: По сути своей, все спектакли для детей рассказывают об одном и том же — взрослении человека, обогащении новым опытом. Литература для детей анализирует, удается ли постигающему жизнь человеку оставаться внутри ребенком, продолжающим верить в свою мечту. Если обобщать, наша история рассказывает о том, как человек ощутил себя поэтом. Это не узкоспециальный вопрос, он касается каждого из нас. Сколько из нас училось не там, где они на самом деле хотели бы учиться? Сколько живут не так, как они на самом деле хотели бы жить? Сколько не имеет даже хобби? В чем чудо театра? Очень малое количество людей приходят сюда по принуждению, в отличие от других профессий. Сюда  приходят, чтобы воплотить мечту — играть на сцене, и очень важно, чтобы артист помнил о том, что его мечта сбылась.

Витя упал с карниза и начал писать стихи — конечно, это юмор взрослого человека относительно произошедшего события, а если говорить серьезно, откуда берется поэтический дар — не знает никто. Стихи — это микро-чудо, и Витя не знает, как к этому относиться.   Ощущает ли он то, что ему дано свыше, понимает ли свое предназначение, будет ли ему следовать? На эти вопросы мы будем размышлять вместе со зрителями.

— Аудитория спектакля 12+. В чем заключается сложность создания спектакля для подростков?

Иван Пачин: Подросток — особенный, потому что он отстаивает свою позицию, находится в очень конфликтной ситуации. Это время большой борьбы, первых громких идей — почему нас учат в школе вот так, почему нельзя наоборот, а зачем вообще туда ходить? Работа с подростковой аудиторией требует какого-то принятия, успокоения — ребята, у нас были те же трудности. Поэтому исключительно важен формат семейного просмотра спектакля: театральный опыт должен переживаться семейно, с теми людьми, с которыми есть общие основы и с которыми можно обсудить увиденное, не по верхам, честно и без зажимов.

— Главную роль мальчика Вити будет играть актриса Анна Слынько. Почему был сделан такой выбор?

Иван Пачин: В современном спектакле мы используем анахроничный ход травести, когда взрослая артистка играет мальчика. Мне это симпатично. Благодаря этому подчеркивается некая разность игры, возникает игровое восприятие, появляется необходимая нам звонкость.

Федор Парасюк: Кроме того, нам хотелось бы передать историю главного героя как человека особенного — он находит в себе поэтический дар. Мы стремились выделить его среди окружающих: благодаря Анне возникает некая особенность, другой взгляд, энергия.

— Кто будет передавать авторские интенции?

Иван Пачин: Мы вводим образ взрослого Виктора Шумейкина, которого будет играть В.А. Дьяченко. Осмысление своего детства — очень важный процесс. Когда мы живем, мы не всегда успеваем оценить то, что мы делаем и что происходит. А потом, спустя время, мы оборачиваемся и относимся к этому не так, как относились, когда проживали это событие. Вот эта разница между молодым Витей Шумейкиным и взрослым Виктором Шумейкиным, который уже прошел путь, нам чрезвычайно интересна.

— Кажется, что история мальчика Вити очень камерная, но премьерный спектакль будет проходить на Большой сцене театра. Как обогащает текст работа на большой площадке?

Иван Пачин: Большое расстояние добавляет своих красок, позволяет охватить более широкий круг вопросов. Ребенок находится в открытом, огромном мире, он не знает, что его ждет и как ему быть, и в этом есть какая-то нежность. Мы знаем, что Петербург не равен человеку: человек всегда значительно меньше этого города. Когда ты стоишь на Дворцовой площади, ранним утром или поздним вечером, ты чувствуешь свое одиночество и понимаешь, что ты песчинка в мироздании. А что тогда чувствует ребенок?

Федор Парасюк: Этот подход соответствует современности — если бы мы работали над «Титаником» или «Аватаром», то интересно было бы поставить их на супер маленькой сцене, а какую-то частную, простую историю одного ребенка, наоборот, — на громадной площадке, чтобы он, стоя над водой, почувствовал дымку, воздушность, солнечность, туманность детства.

— Иван, вы много работали в российских ТЮЗах. Какова главная художественная задача театра для детей?

Иван Пачин: В детском театре мы занимаемся вопросами эмоционального интеллекта, эмпатии, сопереживания. Знания ты можешь найти в интернете из любой точки мира, а научиться соучастию, сопереживанию — необходимо каждому, и театр может в этом помочь. Я был бы счастлив, если бы все хотели учиться в театральной студии, а затем — институте, мир стал бы светлее. Для этого артисты должны играть вдохновенно, талантливо, с любовью, ощущать значимость того, что они играют для детей. Когда артист играет для ребенка открыто, а не с позиции «взрослый — маленькому», он сам получает огромный опыт.

— Чему стоит взрослым поучиться у детей?

Иван Пачин: Ребенок — исследователь, он примеряет себя с миром. Мы должны очень внимательно смотреть на детей и брать от них лучшее, что они дают — резкость переключения, честность. Подобно детям относиться к новому дню, как к новой жизни.  Конечно, мы уже не дети и не сможем ими стать. Но бывают секунды жизни, когда ты делаешь что-то, как тогда, когда был ребенком, тебе становится так же звонко внутри, ты остро чувствуешь мир и свое в нем участие.



yamusic

Правила профилактики коронавирусной инфекции
Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!
Яндекс.Метрика