ПОПЫТКА РАЗГОВОРА О ЛЮБВИ И СМЕРТИ

Екатерина Омецинская, В любимом городе, 27.09.10

Новый спектакль ТЮЗа им. А.А. Брянцева «Летучкина любовь» касается материй, о которых взрослые давно и думать забыли.

В большинстве своем взрослые, когда начинают рассуждать о том, что детство — самая счастливая пора жизни, высказываются с высоты возраста. Просто многочисленные обязательства и непомерная ответственность за всех и вся делают порой жизнь взрослых невыносимой, вот они и умиляются над тем, что у детей таких обязанностей минимум. При этом взрослые уже давно похоронили воспоминания о том, насколько болезненны для ребенка познание мира и попытки определить в этом мире свое место. А осознание того, что ты живой, но заодно и смертный, в определенном возрасте и вовсе перегружает эмоциональную сторону жизни ребенка.

Если условно поделить всех жителей Земли на тех, кто помнит свои детские ощущения, и тех, кто их из сознания вычеркнул, то драматург Роберт Орешник и режиссер Владимир Богатырев явно попадут в число тех, кто сохранил память о собственном детстве. В «Летучкиной любви» говорится о том, что детей больше всего волнует в 11- 12 лет: о любви, жизни и смерти. Драматургическая основа, правда, не избежала внедрения в текст прописных (опять же с точки зрения взрослого человека!) истин. Но кроме педагогов и родителей, к которым дети, полагаясь в этом возрасте на свою мнимую взрослость, не очень-то прислушиваются, должен же кто-то объяснять им, что бесконечно жевать и ругаться плохо!..

У Бугра (Радик Галиуллин) и главного героя Летучкина (Иван Батарев) достойных авторитетов, похоже, не было. «Про жизнь» ничего, видать, им никто не объяснял: в чистилище, где разворачивается действие, Летучкин как-то неожиданно для себя попадает, да и влюбляется там же совершенно непостижимым образом. Хотя первая любовь она всегда так — р-раз и втюрился, а почему — одному Богу известно+ Кстати, вопрос о существовании божественного начала героем не муссируется и сомнению не подвергается. Какие могут быть сомнения, если за каждое ругательное слово получаешь по шее от кого-то невидимого? Божественные подзатыльники, как и вставки в спектакль фрагментов из книги Михаила Дымова «Дети пишут к Богу», веселят юных зрителей от души и отлично разряжают довольно напряженную атмосферу спектакля. Сделано ли это авторами осмысленно или «так получилось», судить не берусь. Однако необходимое соотношение серьезного и смешного в постановке достигнуто. Возможно, секрет этого кроется в актерской игре: на сцене не изображают самокопаний и мучений, свойственных влюбленным или сомневающимся взрослым, словом, не врут. Практическая сторона дела (что со мной, как и почему я здесь оказался?) интересует Летучкина даже больше, чем ответные чувства объекта влюбленности (Алиса Золоткова). Существование в пространстве, где вместо асфальта облака, а вместо одноклассников — ангелы, будет него будет временным. И хотя жесткой формулировки того, что герой понял и осознал (сиречь морали), так со сцены и не прозвучит, публике все кажется понятным без назиданий и «розовых соплей». Школьники уходят из зала с явной «думой на челе»: а, может, разговор со зрителем на этот раз все же удался?




Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.
Яндекс.Метрика