«Прививка болью»

Татьяна Позняк, ежедневное городское информационное интернет-издание Санкт-Петербурга «Питерец»

Тридцать лет спустя в петербургский театральный контекст вновь вернулся спектакль «Дорогая Елена Сергеевна» по нашумевшей некогда одноименной пьесе Людмилы Разумовской. На сей раз сценическую версию этого драматичного сюжета из жизни современных старшеклассников представил ТЮЗ им. А.А. Брянцева. Премьера, которую ТЮЗ показал в конце октября, прошла с аншлагом: в камерном пространстве Малой сцены негде было яблоку упасть, в зале преобладала юная публика, по большей части – ровесники главных героев спектакля, за недостатком штатных посадочных мест расположившиеся прямо на раскиданных по полу подушках. А зрелую публику и критиков привел сюда пытливый интерес – как интерпретирует театр острейшую проблематику, которая в начале восьмидесятых даже поставила пьесу в разряд запрещенных? Позже спектакль был поставлен Семеном Спиваком в Ленинграде и триумфально прошел по стране и за рубежом, многие помнят и одноименный фильм Эльдара Рязанова с Мариной Нееловой в главной роли, снятый в 1988 году. Все эти обстоятельства создали вокруг тюзовской премьеры некоторый ажиотаж. Известно, что идея постановки возникла внутри театра и была типичной «инициативой снизу»: пьесу принесла в ТЮЗ актриса Анна Дюкова (она и сыграла потом заглавную роль в спектакле), ее горячо поддержали молодые коллеги по цеху Иван Батарев (Володя), Алиса Золоткова (Ляля), Кузьма Стомаченко (Павел) и Олег Сенченко (Витя). А режиссером выступил актер Александр Иванов, уже имеющий опыт постановок в других театрах. Идею одобрил художественный руководитель ТЮЗа Адольф Шапиро, который в ходе репетиций помогал молодежи в работе над постановкой. К слову сказать, автор пьесы, которая присутствовала на премьере, сулит новому спектаклю долгую жизнь, отмечая, что ее порадовала и во многом удивила свежими подходами интерпретация старого сюжета. Пьеса, а вслед за ней и спектакль, дает пример высших, предельных отношений человека со своей совестью, — если мы говорим о персонаже по имени Елена Сергеевна, и об отсутствии таких отношений вовсе – если говорим об остальных ее персонажах, которые –в той или иной степени – не дают себе труда озаботиться такими пустяками. Особенно когда речь идет о вещах куда более ходовых и понятных – например, о хорошей оценке, способной стать пропуском в дальнейшую взрослую жизнь. Юным героям все равно, какой ценой будет получен этот «проходной балл» – путем грубого шантажа, инсценировкой насилия над одноклассницей или циничными рассуждениями о жизни, которые не оставляют у их учителя сомнений в том, что она потерпела профессиональное фиаско, и «школьные годы чудесные» прожиты зря… Необычайно сложная задача встала перед исполнительницей главной роли Анной Дюковой: ей предстояло сыграть персонаж, который уже и три десятилетия назад многие считали «уходящей натурой». Не случайно, работая над спектаклем, постановщик Александр Иванов вспоминал слова своего Мастера: «Ребята, вам будет очень сложно жить, потому что на вашем веку уже не осталось людей, перед которыми было бы стыдно». По мысли создателей постановки, Елена Сергеевна – как раз одна из тех людей, перед которыми должно быть стыдно. Используя внешне неброские актерские краски, Дюкова тем не менее очень точно подводит свою героиню к психологической доминанте спектакля, когда трагический финал – абсолютно в логике этого цельного характера – становится ее последним «педагогическим приемом» и последним аргументом в этом напряженном споре-противостоянии четырех и одной. Горячая реакция зала стала знаком того, что публика приняла и игру молодых актеров, в которой помимо режиссерской руки ощущается и живое импровизационное начало. Темпераментно и остро сыграл Иван Батарев роль «злого гения» молодежной тусовки Володи, который становится главным оппонентом Елены Сергеевны, чей «идеалистический» взгляд на жизнь порождает в мальчике-мажоре злое желание «открыть ей глаза» и «сыграть подонков». А Алиса Золоткова в роли Ляли убедительно показала духовное взросление своей героини, у которой после жестокой психологической встряски под шелухой конформистских лозунгов в конце концов открывается и подлинно человеческое. Узнаваемые архетипы проглядывают и за героями Кузьмы Стомаченко и Олега Сенченко, которые добавили своих красок в этот далеко не семейный «портрет в интерьере». Предельно тесное сосуществование публики и актеров в замкнутом пространстве малой сцены, когда с первого ряда можно рукой дотянуться до исполнителя, дает зрителю возможность буквально ощутить себя участником этой импровизированной вечеринки с трагическим концом, а потому в какой-то мере разделить с молодыми героями спектакля ответственность за случившееся. А значит, вместе с ними пережить катарсис, пересмотрев свои жизненные ценности и кардинально изменив сам ракурс взгляда на окружающую действительность. Увы, пьеса нисколько не устарела. Через тридцать лет театр вновь осознал вечную истину: драма нашего существования привнесена не извне – она в нас, и перемена общественных институтов и государственных форм не всегда несет в себе перемены внутри нас самих. Когда я после премьеры спросила у Разумовской, каково себя ощущать автором пьесы на все времена, она почти растерянно мне ответила: «Это вышло случайно…» Три десятилетия назад молодая выпускница театроведческого факультета писала пьесу «на злобу дня», не предполагая, что в 2013-м эта злоба будет довлеть над нашими днями едва ли не с большей силой. То, как сделан этот спектакль, есть ответ вызовам нашего времени – подчас неглубокого, хлопотливого, падкого на внешние эффекты и занятого погоней за быстрым успехом, не всегда сулящим долгосрочное преуспеяние, суетного и подчас глухого к «впечатлениям изящного» в их классическом проявлении. Текст пьесы, во многом сокращенный и адаптированный к современности, как и многие сценические приемы спектакля, благодаря этой работе постановщика становится более внятным именно сегодняшней аудитории, которую надо почти насильно возвращать в рамки школы сострадания – через осознание собственной моральной глухоты и несовершенства. Спектакль ТЮЗа предлагает беспечному в своем юном эгоизме зрителю совершить тяжелую нравственную «работу над ошибками», которые, по счастью, пока совершил не он сам, а во многом похожие на него герои постановки. И такая шоковая терапия, прививка болью, несомненно, может спасти не одну «душу живу» в эпоху прагматизма и выхолащивания традиционных ценностей, которая, как некогда советская эпоха, продолжает порождать нравственных клонов таких вот веселых старшеклассников, заигравшихся в смертельную игру с непредсказуемым финалом.




Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.
Яндекс.Метрика