«Разговор наедине с собой»

Елизавета Ронгинская, "Сцена" №6 (104), 2016

Разговор наедине с собой На афише спектакля красуется изображение известного памятника бойцам Первой конной армии, разграбленного на цветные металлы. Рисунок на афише – некий эпиграф к спектаклю, рассказывающий о людях, которых долго и упорно ломала жизнь, и, несмотря на их отчаянные попытки выстоять, все-таки сломала. Грядет столетие революции, и театры активно включаются в исторический диалог. ТЮЗ одним из первых в Петербурге выпустил спектакль, посвященный событиям 1917 года. Премьера была сыграна Малой сцене театра. Режиссер и артисты словно пытались ухватить начало истории, набрать полные легкие революционного воздуха, чтобы рассказать об эпохе, кардинально изменившей нашу действительность. …Родители Ольги Зотовой были убиты большевиками. Девушка остается одна и влюбляется в красноармейца Емельянова, служит в полке, превращаясь из нежной девушки в настоящего солдата. После смерти Емельянова начинает работать в тресте цветных металлов и влюбляется в своего начальника. История ее второй любви тоже заканчивается печально: она убивает счастливую соперницу и садится в тюрьму. В финале истории героиня приезжает в родной город и застаёт на месте своего дома кинотеатр. Татьяна Ткач играет Ольгу Зотову в старости, рассказывает историю своей жизни, словно прокручивает киноленту, отматывая самые важные – трагические и смешные эпизоды судьбы. Ее точка зрения и киностихия правят ритмом спектакля, заставляя артистов двигаться то в убыстренном, то в замедленном ритме, некоторые сцены показаны в рапиде, максимально подробны и пронзительны. Временные пласты обозначены элементами немого кинематографа. Сценографическое решение спектакля минималистическое: на сцене совсем немного предметов, ярких деталей, которые характеризуют людей и время действия. Первая часть, «Война», раскрывается с помощью экипировки солдат: артисты попеременно играют и белых, и красных, меняя одежду и мгновенно перевоплощаясь. Бархатистый занавес и красный флаг становятся не просто цветами красного движения, но и символами войны. Благодаря проектору появляется изображение скачущих на конях солдат, звездного неба, что придает всему повествованию кинематографическую выразительность. «Мирные» сцены полны белого цвета — как некой однотипности и безликости людей. За главную метафору эпохи НЭПа взяты счеты, символизирующие экономический подход к жизни и новые ценности, поднятые эпохой на пьедестал. Лед и пламень – вот те два состояния, в которых находятся главные герои спектакля. Анна Мигицко играет Зотову в молодости, девушку собранную и сконцентрированную на собственных ощущениях и боли. Она хладнокровно убивает белого офицера, сдержанно наблюдает за пытками лазутчика, ожесточённо угрожает поварихе, пытающейся соблазнить командира, но не переносит смерти любимого, красноармейца Емельянова, охваченного жаром войны. Композиция группы «Аукцыон» «Конь унес любимого» звучит трагически и безнадежно, а героическая смерть командира, бесстрашно несущегося со знаменем, показана языком театра теней. С его смертью весь бережно созданный мир героини рушиться и летит в тартары. Она пытается перестроиться и начать жить в другом режиме. Зотова, как гадюка, в третий раз меняет кожу, превращаясь из боевой подруги в красивую пишбарышню. Но когда в очередной раз судьба не дарит ей любовь, силы оставляют героиню, и она дает волю своим эмоциям. Поэтому, для нее, убийство счастливой соперницы – это попытка расквитаться со всем злом, которое она приняла от людей в течение жизни. Молодая актриса играет Олечку несколько прямолинейно, но самоуглубленно, практически всегда она молчит. Ее мысли «озвучивает» другая артистка Татьяна Ткач (героиня в старости), и этот прием несет не технический, он несет смысловой характер. У Олечки прорывается голос только тогда, когда она окончательно справляется со своими переживаниями. Анне Мигицко удается добиться поистине трагического рисунка роли и явить образ женщины тяжелой судьбы. Красноармейца Емельянова, а затем директора махорочного треста играет один артист — Радик Галиуллин. Его Емельянов жаждет быть в центре схватки и реагирует на все, что происходит кругом. Понимая, что не может напрямую участвовать в битве, и иронично насмехаясь над всеобщей паникой, Емельянов играет на скрипке, копируя то звуки летящего снаряда, то вой волков. Командир не вступает в отношения с девушкой, осознавая, что его ждет смерть. Он полностью отдается войне, поэтому сцена прощания с Олечкой звучит особенно трагично: герои наконец-то открывают свои чувства друг другу, но расстаются навсегда. Сцена прощания дана подробно и в мелочах — он надевает ей шпоры, нежно прикасаясь к ней, а она замирает от ощущения долгожданной близости. Сцены в тресте полны юмора и иронии, чего собственно и заслуживает пустая «служба». Пишбарышни подсчитывают на счетах количество сделанных глотков чая, зевки и пойманных мух, а Оля Зотова печатает со скоростью пулемета. Все полно скуки и томительной бессмысленности, противоположной активности и безумству людей на войне. Режиссер выстраивает сюжет на контрастах, помогая ощутить эту существенную разницу. Эпизод в лесу – свидетельство художественного чутья режиссера и его свободы в игровой стихии. Герои «стягивают» с проектора карту и укрываются ей, кажется, что они укрываются всем миром и становятся с ним одним целым. Затем происходит обратный эффект: солдаты складывают в несколько слоев карту, и создается впечатление, что пространство сужается, и им некуда идти. Таких одновременно «живых» и метафорически точных сцен в спектакле много. Илья Носоченко говорит со зрителем мизансценическим языком конкретно и изысканно. В спектакле «Гадюка» разговор наедине с собой вырастает в разговор со всем миром, соединяя мысли и чувства людей, находящихся в разных исторических эпохах.




Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.
Яндекс.Метрика