А. Островский. «Доходное место». ТЮЗ им. А.А. Брянцева. Режиссер Дмитрий Астрахан, художник Анатолий Шубин

Евгения Тропп, «Невский театрал»

Премьера в Театре юных зрителей подтвердила непреходящую актуальность великого Островского и заставила задуматься о том, существуют ли сегодня идеалисты Нынешним юным зрителям постановщик «Доходного места» известен своими экранными работами, но профессию кинорежиссер и, с недавних пор, киноактер Дмитрий Астрахан получал в Ленинградском театральном институте, в знаменитой мастерской А. А. Музиля, и долгое время был режиссером исключительно театральным. Сцена брянцевского ТЮЗа ему знакома и дорога: свой первый питерский спектакль он 25 лет назад поставил именно здесь. Астрахан не боится «возвращаться в прежние места» и к пьесам, над которыми когда-то работал («Доходное место» – из их числа); он верен своим соавторам – будь то сценарист О. Данилов, композитор А. Пантыкин или художник А. Шубин. Ничего плохого нет том, что художник за жизнь смог собрать хорошую рабочую компанию: в одиночку ведь не сделать ни фильма, ни спектакля… А вот новая его работа – как раз про одинокого человека, попытавшегося противостоять всем вокруг. Герой «Доходного места» Василий Жадов – вчерашний студент, стремящийся трудиться и жить честно, претворяя в жизнь университетские идеалы. Погрязшее во взяточничестве чиновничество окружение попросту смеется над чудаком, отказывающемся брать то, что само плывет в руки. Жадов готов работать день и ночь и терпеть лишения, но молоденькая жена Полина подбивает мужа быть как все, потому что ей не прожить без новых шляпок и платьев… И вот юный идеалист не выдерживает испытания и идет на поклон к богатому дяде просить место «подоходнее». Правда, дядюшка, уличенный в мошенничестве и коррупции, как раз в это время готовится отправиться под суд и помочь племяннику уже не успевает. Финал открыт – Жадов устыдился собственной слабости, но как выжить в России без унижения и подлости, он не знает. Такова вполне злободневная коллизия классической пьесы. Режиссер поставил ее без особых затей: как настоящую комедию, в которой отрицательные герои смешны в своей откровенной пошлости и неприкрытом цинизме, а положительные – забавны в своей наивности. Пожалуй, страшноват лишь коррупционер Вышневский с волчьим оскалом и лязгающими интонациями (неожиданная и острая работа Николая Иванова), остальные вызывают только смех: разнузданная хищница Кукушкина (фарсовая роль ВАнтонины Введенской), постепенно выпускающая коготки притворщица Юленька (Юлия Нижельская в амплуа инженю-вамп), искренний до идиотизма карьерист Белогубов (Радик Галиуллин играет по натуре не злого человечка, сознательно выбравшего путь жулика). Главный зрительский успех выпадает на долю Игоря Шибанова: его Юсов – идеолог и практик чиновничьего произвола – обладает буквально акробатической изворотливостью. Разгулявшись в трактире, он шумит, кричит и требует песен (готов пустить слезу под «Гори, гори, моя звезда»), а в кабинет к шефу Вышневскому входит на полусогнутых, с каждым шагом приседая и словно уменьшаясь в размерах (юная публика смеется непосредственно, а зрители с театроведческими дипломами, смеясь, узнают хрестоматийную мизансцену из спектакля «Доходное место» Мейерхольда, разумеется, введенную образованным режиссером намеренно). Не прибегая к внешнему осовремениванию (костюмы на персонажах исторические), Астрахан вместе с актерам пытался найти сегодняшний способ существования. Порывистый, несколько суматошный Жадов – Иван Батарев и его миниатюрная резвая женушка – Алиса Золоткова (актриса сыграла лаконично и с комедийным шармом) бесконечно бегают друг за другом, обнимаются-целуются, а когда Полина решает покинуть мужа – он раз десять подряд хватает ее в охапку, а она снова и снова вырывается. Да, так живо, свободно общаются сегодняшние молодые люди. Это узнаваемо, поэтому парочка юных героев вызывает сочувствие зала. Но все-таки вопрос – кто он, сегодняшний Жадов, и есть ли у него шанс выстоять? – остался без ответа. Может быть, он даже не был задан. Увлекшись разработкой колоритных сценических характеров, чисто театральных сочных образов, режиссер, видимо, понадеялся, что текст сам по себе прозвучит актуально. Так и случилось: правила жизни большинства, желающего жить весело, сытно, богато и комфортно, «озвучены», как теперь говорят, очень четко. Они всем понятны и, боюсь, вполне близки… Но конкретное, задевающее, болезненное содержание жадовского протеста из спектакля не вычитывается.




Специальная линия «Нет коррупции!»
Охрана труда
Доступная среда
Продолжая использовать сайт tyuz-spb.ru, вы соглашаетесь на условия использования сайта. Более подробную информацию можно найти в Политике конфиденциальности.
Яндекс.Метрика